Пушкин А.С. «Капитанская дочка. Метель»

КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА. МЕТЕЛЬ. Александр Пушкин

70.00

Пушкин А.С. «Капитанская дочка. Метель»Литературно-музыкальные программы по страницам повестей «Метель» и «Капитанская дочка».

Описание товара

«Никакое мировое почитание не может выявить того, чем Пушкин является для нас, русских. В нем самооткровение русского народа и русского гения. Он есть в нас мы сами, себе открывающиеся. В нем говорит нам русская душа, русская природа, русская история, русское творчество, сама наша русская стихия. Он есть наша любовь и наша радость. Он проникает в душу, срастаясь с ней, как молитва ребенка, как ласка матери; как золотое детство, пламенная юность, мудрость зрелости. Мы дышим Пушкиным, мы носим его в себе, он живет в нас больше, чем сами мы это знаем, подобно тому как живет в нас наша родина. Пушкин и есть для нас в каком-то смысле родина, с ее неисследимой глубиной и неразгаданной тайной, и не только поэзия Пушкина, но и сам поэт. Пушкин — чудесное явление России, ее как бы апофеоз».

Прот. Сергий Булгаков

Алексей Веснер«В “Метели” Пушкин изобразил жизнь-метель не только как властную над человеком стихию, но как стихию умную, мудрейшую самого человека. Люди, как дети, заблуждаются в своих замыслах и хотениях – метель подхватит, закружит, оглушит их, и в мутной мгле твердой рукой выведет на правильный путь, куда им, помимо их ведома, и надо было попасть. Она знает их подлинную, их скрытую волю – лучше их самих.

Власть имущий следил за милой, простодушной Марьей Гавриловной. Она, шаля, готова была сбиться с пути — Он послал Своего слугу спасти ее. Его слуга – жизнь, метель».

М.О. Гершензон

«Гринев – русский дворянин, человек XVIII века с печатью своей эпохи на челе. Но в нем есть нечто, что привлекает к нему симпатии автора и читателей: он не укладывается в рамки дворянской этики своего времени, для этого он слишком человечен. Ни в одном из современных ему лагерей он не растворяется полностью. В нем видны черты более высокой, более гуманной человеческой организации, выходящей за пределы его времени. Отсвет пушкинской мечты о подлинно человеческих общественных отношениях падает и на Гринева. Гринев у пугачевцев на подозрении как дворянин и заступник за дочь их врага, у правительства — как друг Пугачева. Он не «пришелся» ни к одному лагерю. Для Пушкина в «Капитанской дочке» правильный путь состоит не в том, чтобы из одного лагеря современности перейти в другой, а в том, чтобы подняться над «жестоким веком», сохранив в себе гуманность, человеческое достоинство и уважение к живой жизни других людей».

Ю.М. Лотман

Литературно-музыкальные программы по страницам повестей «Метель» и «Капитанская дочка» для вас записали Алексей Веснер и Николай Иванов.

Общее время 5ч. 29мин.

Размер zip-архива 659,59 МБ.

Прослушать фрагмент

 

Поделиться

Возможно Вас также заинтересует…

Наверх